Отзывы и пресса

Дань памяти композитору Евгению Светланову

Екатерина Гоголева.

Журнал «Эрфольг», 2010.

8 июня 2010 года в Пятой концертной студии Государственного Дома радиовещания и звукозаписи состоялся концерт-монография «Евгений Светланов – композитор».

В исполнении лауретов международных конкурсов, молодых солистов концертных организаций Москвы – Игоря Ерёмина (баритон), Надежды Палицыной (скрипки), Елены Тарасовой (фортепиано), а также Симфонического оркестра консерватории под управлением Вячеслава Валеева (художественный руководитель оркестра – заслуженный артист РФ, профессор Анатолий Левин) прозвучали семь романсов на стихи Пушкина, сонатина для скрипки и фортепиано № 1, симфоническая поэма на латышские темы «Даугава», концерт для фортепиано с оркестром c-moll.

Идея молодежного культурно-просветительского проекта концерта-монографии «Евгений Светланов – композитор» была поддержана Ниной Александровной Николаевой-Светлановой. Автором идеи и руководителем проекта стала пианистка, лауреат международных конкурсов Елена Тарасова, на чьем счету достаточно интересных музыкальных проектов, в том числе фестиваль, посвященный 110-летию со дня рождения Фрасиса Пуленка (2009 г.). Концертная программа прошла в рамках Первого Славянского форума искусств «Золотой Витязь»(президент Николай Бурляев), была записана и взята в ротацию радиостанцией «Орфей».

Радует, что инициативу по изучению, исполнению и пропаганде композиторского наследия Евгения Светланова впервые проявило молодое поколение музыкантов. Великий дирижер, Евгений Федорович был прекрасным пианистом, но его богатейшее композиторское наследие долгое время было почти незнакомо широкой слушательской аудитории, притом, что сам дирижер считал композиторскую деятельность для себя важной составляющей своей работы. Значимость состоявшегося концерта заключается в том, что впервые слушатели смогли открыть новую для себя грань творчества Светланова, услышать замечательные произведения, исполненные жизнелюбия, взрыва эмоций и одновременно глубоко лиричные.

В программе концерта прозвучали семь романсов на стихи Пушкина, сонатина для скрипки и фортепиано № 1, симфоническая поэма на латышские темы «Даугава», концерт для фортепиано с оркестром c-moll.

На концерте выступили Н. А. Николаева-Светланова, заслуженный деятель искусств, актер, музыковед П. В. Меркурьев, народный артист СССР В. С. Лановой. Все они вспоминали Евгения Федоровича, его сокровенные мечты и надежды.

«Если бы Евгений Федорович был жив, я думаю, он был бы сегодня счастлив», – сказала Нина Александровна по окончании концерта. И, пожалуй, вряд ли какие-то другие слова могли более полно и точно передать чувства, охватившие слушателей – ощущение счастья от соприкосновения с творчеством великого Маэстро.

В заключение концерта партнерам проекта были вручены благодарственные письма и – от имени Н. А. Николаевой-Светлановой – альбомы, изданные к 80-летию Е. Ф. Светланова. Концерт-монография вызвал большой интерес не только у слушательской аудитории, но и у ряда информационных спонсоров, откликнувшихся на предложение принять участие в освещении события.

Елена Тарасова:

«Евгений Федорович Светланов… Как трудно говорить об этом человеке. В попытке сформулировать ответы на вопросы о значении его творческой деятельности понимаешь, что любые слова превращаются в банальные фразы, и не отражают и доли того, что ты испытываешь и хочешь выразить. Идея концерта-монографии «Евгений Светланов-композитор» оказалась в какой-то степени спасительной для меня – ведь это возможность поклониться великому гению, и сделать новый шаг к пониманию его творчества, представив широкой аудитории редко исполняемые композиторские опусы Маэстро.

Обращаясь к дирижерским интерпретациям Светланова, не каждый вспоминает о том, что сам Евгений Федорович видел свое призвание в композиторской деятельности. Окончив Московскую консерваторию по двум специальностям – оперно-симфоническое дирижирование и композиция – он ясно расставил приоритеты: прежде всего он – композитор; дирижирование было выбрано как средство „возродить к жизни незаслуженно забытые произведения, и в первую очередь русской классики“.

Сегодня творческое наследие Евгения Федоровича можно причислить к репертуарным редкостям. Светланов-композитор предстает перед нами в „облике ошеломляющей простоты“, сильно контрастируя с тенденциями современной музыки, созвучной нашему сложному, порой дисгармоничному времени, в котором подчас не хватает веры и гармонии, подлинности и искренности чувств, теплоты, человечности. Музыка Светланова, идущая „от сердца к сердцу“ возвращает нас к этим Истинам…

8 июня, в день концерта, мы возлагали цветы к могиле Евгения Федоровича. Наверное, в тот момент я особенно остро осознала, насколько ответственно запланированное на вечер действо… Я очень признательна замечательным музыкантам, благодаря высочайшему профессионализму которых и желанию воплотить идею этого посвящения достойно, концерт получился очень искренним. Особенно теплые слова хочу сказать в адрес оркестра Московской консерватории и его художественного руководителя – профессора Анатолия Абрамовича Левина. К сожалению, в масштабах этого рассказа невозможно поблагодарить всех, кто помог нам в организации этого проекта, но несколько имен я не могу не назвать. Прежде всего, я хочу выразить признательность Нине Александровне Николаевой-Светлановой за доверие к нашей инициативе, помощь и поддержку проекта; ректору Московской консерватории профессору Александру Сергеевичу Соколову за предоставленную возможность сотрудничества с замечательным оркестром, а также организационной группе проекта.

В заключение – немного об итогах. После концерта я получила множество писем в интернете. Кто-то поздравлял, кто-то задавал вопросы, кто-то интересовался, почему эта идея возникла именно сейчас, но во всех этих письмах было нечто общее – а именно, интерес к музыке Евгения Федоровича и желание ее исполнять. В первые же дни после концерта я передала копии нот будущим исполнителям… Кажется, главная цель проекта достигнута».

Интервью с Вячеславом Валеевым.

Вячеслав Ахметович, почему Вы решили принять участие в проекте, чем он Вас заинтересовал?

Вячеслав:Считаю, что в истории России в последнее время было два дирижера, московских, можно так сказать. Если Мравинский из более старшего поколения, то Светланов и Рождественский — те, кто ближе ко мне, ближе ко всем нам. Притом, что оба они — величайшие музыканты современности.

Формально не могу считаться учеником Евгения Федоровича, я ученик Геннадия Николаевича. Но сколько записей я слушал, сколько изучал его разнообразных трактовок, сколько смотрел записей с Евгением Федоровичем! Впитывал, чувствовал в тот момент, наверно, хотя бы малую толику того, что чувствовал он, создавая эту музыку, стоя за пультом. Естественно, было очень интересно прикоснуться к его композиторскому творчеству. Ведь в первую очередь Евгений Федорович всегда называл себя композитором, во вторую очередь – пианистом и только потом дирижером.

И сегодняшний концерт показал, что Светланов действительно большая величина в композиторском мире, он продолжает традиции Чайковского, Рахманинова, Калинникова, Мясковского. Многое можно услышать в его музыке, и эта музыка живая, для всех, музыка, берущая за сердце. Сегодня приходили люди, достаточно далекие от музыки, обычные люди, не профессионалы, они не работают в консерватории, ни в каких школах, училищах. И они были в восторге, говорили – какая же красивая музыка.

В процессе репетиций Вы сделали для себя еще какие-то неожиданные открытия? Было ли что-то Вас поразившее, что Вы узнали о творчестве Евгения Федоровича, или репетируя какое-то произведение?

Вячеслав:Поразило? Наверно, как и любого дирижера, здесь поражает «самоиграющая» партитура. Есть такое понятие у дирижеров. Подобных партитур не так много. Очень хорошо сделаны партитуры, например, у Камиля Сен-Санса, то есть написанное в партитуре так и звучит в действительности, не приходиться прилагать лишних усилий, создавать искусственное звучание, убирая один пласт, микшируя другой. Партитуры Светланова сделаны замечательно. Это говорит только об одном – о прекрасном знании оркестра дирижером. А какой фантастический лиризм его тем, а фугато, сравнимые только с фугато Рахманинова, а развитие материала… Музыкальное пиршество для гурманов!

Если попытаться сравнить с живописью… На Вас произвело впечатление некое полотно. А чем именно? Тем, как художник положил краску? Замыслом? Или тем, что на эту картину 200 лет назад посмотрел известный композитор и написал на нее симфоническую поэму, как Лист и Вильгельм фон Каульбах? У каждого наверно свое впечатление. Я помню, как сидел и смотрел на картину «Над вечным покоем». Просидел пять часов, а мне казалось, что десять минут. Внимательно смотрел, изучал. Я чувствовал, как ветер из нее веет. И это ощущение ПРОСТОРА… Я был восхищен мастерством Левитана, особенно, когда узнал, что он убирал все лишнее, как Микеланджело.

Так и в партитуре Светланова нет ничего лишнего, как и в его творчестве. Жаль, что его сейчас нет с нами.

У Светланова жизнеутверждающая музыка…

Вячеслав:Да. У Евгения Федоровича было фантастически много сил, он столько лет возглавлял один из сильнейших оркестров страны, мог увлечь за собой, был интересной личностью. Находил время играть на рояле, а играть на рояле – как корабли в космос запускать.

А писать музыку? Это словно каждый раз создавать таблицу Менделеева, это же непаханая земля. Вот ты берешь чистый листок, можешь сам его разлиновать – а что дальше? Что ты будешь на этом листке писать? Это же сколько должен человек пережить, прочувствовать, чтобы написать подобную музыку. Я не знаю современных дирижеров, которые могут взять портфель и достать оттуда хотя бы пару тактов музыки примерно такого качества.

Я, еще студентом, был на предпоследнем концерте Евгения Федоровича в Большом зале консерватории. После концерта пришел к нему в артистическую. Помню, он сидел укутавшись в большое желтое махровое полотенце, такой румяный, полный энергии, волнами исходящей от него. Я к нему подошел. Евгений Федорович спросил, кто я, как зовут, у кого учусь – я ответил, что симфонический дирижер, учусь в консерватории, у Геннадия Николаевича Рождественского. Светланов очень тепло ко мне отнесся, подписал мне книгу, я с ним сфотографировался и направился к выходу. Уходил не быстро, под впечатлением был, и за мной еще три-четыре человека прошли, и вдруг при выходе Евгений Федорович меня окликнул: «Молодой человек…» Я обернулся. Он говорит: «Молодой человек, я вам желаю на этом сложном пути, который вы выбрали, очень больших достижений». Я пришел домой, записал его слова в дневник. Для меня это было величайшее событие тех лет – я поступил к Рождественскому, а Светланов меня благословил на выбранную профессию. И в сложный момент я вспоминаю его слова. Они вселяют в меня уверенность, надежду – как звездочка горят. Так выходишь ночью – на небе звезды – и смотришь: вот это твоя звездочка, а это не твоя. Горит твоя звездочка – слава тебе, Господи, значит все нормально. И сегодня, когда дирижировал, я это вспоминал.