Отзывы и пресса

«Смальту для своих ‘домашних мозаик’ каждый выбирает сам»

Екатерина Гоголева.

Журнал «Книжный клуб ‘КнигоВек’», 2010.

Домашние библиотеки собираются по книжке, как горсть золота по крупице, как ожерелье – по самоцвету, а еще – как мозаика, когда терпеливо подбираешь кусочки смальты, чтобы сложить причудливый, восхитительный узор. Именно с мозаикой сравнивает свое книжное собрание молодая пианистка, лауреат международных конкурсов, автор интереснейших музыкальных проектов Елена Тарасова. Музыка, театр, изобразительное искусство – неполный перечень того, что привлекает Елену, но среди многих и разных книг она хотела бы встретить те самые восемь-десять, ради которых надо прочесть «тысяч пятнадцать томов».

Елена, с каких книг начиналась Ваша домашняя библиотека?

Елена: Большая часть домашней библиотеки была собрана моими родителями. Среди русских классиков в ней были представлены в основном Пушкин, Лермонтов, Тургенев, Куприн, Толстой, Булгаков, Блок, Паустовский, среди зарубежных авторов – Шекспир, Диккенс, Дюма, Стендаль, Флобер. Первые полки книжного шкафа занимала литература для детей. На этих полках по-прежнему стоят мои любимые книги детства – «Страна Оз» Л. Ф. Баума, русские сказки с потрясающими иллюстрациями, «Удивительное путешествие Нильса Хольгерссона с дикими гусями» С. Лагерлёф, «Черная курица, или Подземные жители» А. Погорельского, «Дом с волшебными окнами» и «Школьный год Марины Петровой» Э. Эмден, «Театральные сказки» Л. Устинова, «Кондуит и Швамбрания» Л. Кассиля, «Два капитана» В. Каверина.

В школе я читала много и с большим увлечением. Конечно же, были настольные книги – «Евгений Онегин» и «Горе от ума», которые с удовольствием цитировала наизусть почти полностью. Настоящим потрясением стал для меня роман М. Булгакова «Мастер и Маргарита». Очень сложно говорить о любимых книгах классиков, но все же мне близки «Огненный ангел» Брюсова, комедии Бомарше, «Страдания юного Вертера» Гёте, «Гранатовый браслет» Куприна – к последнему не раз возвращалась еще и по причине появления в моем репертуаре фортепианной сонаты Бетховена op. 2 № 2.

Сейчас я дополняю нашу библиотеку. Открытие недавнего времени – книги современного французского автора Э.-Э. Шмитта. Мое первое знакомство с его творчеством состоялось в Театре имени Е. Вахтангова, где несколько лет назад были поставлены спектакли по пьесам Шмитта: «Посвящение Еве (Загадочные вариации)» и «Фредерик, или Бульвар Преступлений». И литературная основа, и сами постановки произвели сильное впечатление. Спектакль «Фредерик» оказался для меня не только ярким, возможно, незабываемым действом, но и мощным импульсом для создания своего первого крупного проекта. В музыкальном оформлении этого спектакля были использованы фрагменты Органного концерта Ф. Пуленка. Как точно была подобрана эта музыка! Как органично слилась она с атмосферой пьесы, отражала состояния главных героев! Меня поразило сочетание музыкального материала Tres calme из Органного концерта и чтения Расина В. С. Лановым (Фредерик Леметр) и А. Дубровской (Береника) в сцене репетиции актеров. Из театра в тот вечер я вышла с уверенностью придумать программу-посвящение к юбилею Пуленка – все увиденное там будто бы открывало новые, неведомые мне ранее смыслы и образы этой музыки. Столь скромный поначалу замысел перерос в дальнейшем в масштабный фестиваль под названием «К 110-летию со дня рождения Франсиса Пуленка». Мне очень хотелось, чтобы эта пьеса Шмитта оказалась в домашней библиотеке, но среди книг автора, изданных на русском языке и представленных в книжных магазинах Москвы, ее не оказалось. Но сочинения Шмитта все же добавлены в мою библиотеку – это книги «Азбуки-классики»: «Оскар и Розовая Дама» (сценическое воплощение этого произведения можно увидеть в Театре им. Ленсовета в исполнении А. Б. Фрейндлих), «Мсье Ибрагим и цветы Корана», «Дети Ноя», романы «Секта Эгоистов», «Улисс из Багдада» и другие. Из предисловия к одной из книг с интересом узнала, что сам автор – выпускник лионской консерватории по специальности «фортепиано».

Есть в моем собрании и электронные книги. Особенную ценность электронных библиотек понимаешь в гастрольных поездках – ведь невозможно взять с собой все необходимые книги, если приходится уезжать из страны на месяц-полтора. Но «живая» книга, конечно же, ближе сердцу.

Издания какой тематики Вам наиболее интересны?

Елена: Книги об актерах, музыкантах, артистах балета, альбомы по искусству на сегодняшний день составляют значительную часть моей библиотеки. Редких изданий среди них нет – это просто «собрание по интересам», но есть книги, особенно дорогие мне. К примеру, альбом о Дж. Мазине, привезенный из Римини. Впервые я увидела фильмы с ее участием, когда мне было 16–17 лет. Восхищение этой актрисой и желание узнать, прочесть о ней как можно больше толкали на поиски информации, но все сводилось к словарным статьям, краткому жизнеописанию и набору небольших материалов в интернете. Казалось, в России очень мало информации об этой удивительной актрисе, точнее сказать, почти нет.

Единственная книга, которую мне посчастливилось найти тогда – сборник новелл Е. Прокофьевой «Тени света». Последняя из этих новелл под названием «Теперь, Джульетта, ты можешь плакать» рассказывала читателям о жизни Мазины. Позже мне подарили книгу «Я вспоминаю» (Ф. Феллини и Ш. Чандлер), по прочтению которой можно было добавить новые штрихи к портрету этой гениальной женщины. Привезенный альбом – скромное издание на итальянском языке, включающее в себя несколько интервью, подборку фотографий, подробную фильмографию, рисунки Ф. Феллини, на которых Мазина предстает в образах Кабирии, Джельсомины, Амелии Бонетти (Джинджер).

Пару лет назад к нашему домашнему собранию добавились удивительная книга Т. Гуэрра «Семь тетрадей жизни» в русском переводе его супруги Лоры. Из интересных альбомов недавнего времени отмечу «Искусство спектакля. Работы театрального художника» Ф. Дзеффирелли.

Среди книг артистов балета и об артистах балета особое место занимает книга Е. Максимовой «Мадам „Нет“». Думаю, каждый из нас хорошо представляет все трудности и сложности творческого пути в этой профессии, и, в частности, пути Екатерины Сергеевны – ведь столько испытаний выпало на ее долю, столько драматических событий пришлось пережить, выстоять, найти в себе силы погружаться в творческий процесс с прежней, если не с еще большей самоотдачей. Но насколько светлое ее повествование! Светлое, чистое, наполненное безграничным уважением и любовью к каждому человеку, с которым ей довелось встречаться и работать, или просто общаться.

Из книг-монографий о музыкантах поистине уникальной назову «Шостакович. Жизнь, творчество, время» Кш. Мейера. Автор не просто досконально изучает жизненный путь композитора, но и представляет во вступлениях к каждой главе тенденции времени, ситуацию в стране, что особенно важно при разговоре о музыке советского периода.

Еще одна прекрасная книга в собрании – «В. Мейерхольд. „Пиковая Дама“. Замысел. Воплощение. Судьба» (составитель Г. Копытова; изд. «Композитор»), в которой рассказывается о последней завершенной работе Мейерхольда – постановке оперы Чайковского «Пиковая дама» в 1935 г. в МАЛЕГОТе. Замысел этой постановки режиссер вынашивал около 30 лет. Безусловно, его концепцию можно назвать смелой – и в отношении к тексту Чайковского. Однако авторитетные музыканты называли эту постановку вершиной творчества Мейерхольда и советского театра в целом. Интенсивный прокат спектакля будет остановлен в печально известном 1937 году, который очень точно можно определить словами Блока, сказанными задолго до этого, в 1921-м: «…покой и волю тоже отнимают. Не внешний покой, а творческий. Не ребяческую волю, не свободу либеральничать, а творческую волю, тайную свободу…». Спектакль запретили. Сохранившиеся материалы о постановке Мейерхольда – режиссерская партитура, стенограммы репетиций и заседаний, посвященных предстоящему событию, письма, обсуждения, рецензии, отклики на спектакль, воспоминания – включены в это издание.

Из книг с автографами в собрании есть сборник стихов Е. Евтушенко с его автографом, и новое издание романа «Анжелика, Маркиза Ангелов» с автографом Анн Голон, которая не так давно посетила Москву и представила это издание в Доме Книги на Арбате.

Что значит для меня библиотека? Приходит на ум сравнение с мозаиками из кусочков смальты – из непохожих деталей возникает некое целое, некий мир, при соприкосновении с которым человеческая личность становится многограннее. И смальту для своих «домашних мозаик» каждый выбирает сам.

Какие книги Вам хотелось бы поставить на свою полку?

Елена: Сложный вопрос… Бабель говорил: «Каждый интеллигентный человек должен прочитать за свою жизнь восемь-десять книг. Каких именно? Чтобы узнать это, прочтите тысяч пятнадцать томов». Возможно, мне хотелось бы найти те самые восемь-десять книг…

Журнал «Книжный клуб Книговек», 2010. № 4.